Свидетельница преступления в Туймазах дала показания в обмен на полную конфиденциальность

26.09.2018 10:45:00

Ищите женщину

Свидетельница преступления в Туймазах дала показания в обмен на полную конфиденциальность
Услуги шабашников-гастарбайтеров из стран ближнего зарубежья востребованы среди туймазинцев: работают они чаще всего профессионально, цены назначают разумные и трудятся дружно. Хотя, как выясняется, слово «дружно» к ним применительно не всегда.

Одна из таких бригад несколько месяцев назад обосновалась в квартире обычной пятиэтажки. В съёмном жилье разместилось несколько человек; одну из комнат отдали бригадиру Салиху (все имена изменены – ред.).

Чемпионат мира по футболу они смотрели, как и все жители планеты, – азартно, от начала до конца. Как водится, болели под пиво и немудрёную закуску.

Просмотр очередного матча завершился за полночь. Посидели так, что наутро бригадир никак не мог растолкать своих подчинённых. Побудку он начал с Ахмета, который спал в соседней комнате. Правда, и прежде ершистый работник, в этот раз Ахмет буквально взъярился: «Какая работа? А ну-ка сгоняй за пивом – голова раскалывается!». Когда бригадир продолжил настаивать на своём, шабашник разра-зился бранью и угрозами. Это всё, что слышали спросонья другие члены бригады. Когда они окончательно пришли в себя, то увидели на полу бездыханное тело Ахмета. Главным подозреваемым стал бригадир.

— Когда мы подключились к этому делу, Салиха закрыли в следственном изоляторе и предъявили ему обвинение в предумышленном убийстве, – говорит адвокат Эдита Валеева. – Ведь на первый взгляд дело было ясным и очевидным – не хватало лишь признательных показаний обвиняемого. Видя такое к себе отношение, он замкнулся, неохотно шёл на контакт даже с защитой. Мы пытались найти улики, которые могли бы ему помочь. Но на первых порах наши старания были тщетными: все члены бригады утверждали, что после выпитого крепко спали и ничего не слышали. Дело казалось практически безнадежным.

«Практически» – потому что защита обвиняемого чувствовала: он чего-то недоговаривает. И действительно, Салих до последнего не упоминал о существовании гражданской жены Марины, с которой познакомился в Туймазах и жил в этой съёмной квартире. Таким образом он до последнего пытался вывести женщину из-под подозрений, допросов и сплетен. О ней он рассказал, лишь когда понял: ему «светит» долгий и трудный вояж в места не столь отдалённые.

— Когда мы нашли эту женщину, она категорически отказалась с нами общаться, – продолжает Эдита Ринатовна. – Только после долгих уговоров и обещаний обеспечить максимальную конфиденциальность в обмен на честные признательные показания она заговорила. Выяснилось, что наши старания были не напрасными: по словам Марины, когда между мужчинами разгорелся конфликт, она пыталась тайком покинуть квартиру. И невольно стала свидетелем случившейся драмы.

Вначале Ахмет в грубой форме потребовал от Салиха сбегать за пивом. А когда понял, что бригадир всё-таки вынудит его выйти на работу, бросился на него с кулаками. Затем схватил лежавший на подоконнике нож и попытался нанести Салиху несколько ударов. Несмотря на разницу в весовых категориях, более щуплый бригадир сумел перехватить нож и нанести ответный удар. Как оказалось – смертельный.

Говорят, первое впечатление о человеке чаще всего и бывает самым верным, – завершает свой рассказ Валеева. – Вот и во время первой встречи с Салихом нам стало ясно, что этот человек просто не способен на предумышленное убийство. Поэтому решение судей – превышение пределов необходимой самообороны и мера наказания в виде двух лет лишения свободы условно мы восприняли как торжество справедливости.
Наш корреспондент