В Туймазинском районе директор спецшколы восстановлен в должности по решению суда

30.11.2018 12:21:00

Новый учебный год в Серафимовской спецшколе начался со скандала. С поста директора был снят Рашит Аднагулов, а спустя два месяца восстановлен в должности решением Кировского районного суда г. Уфы. Что происходит в спецшколе – разбирался наш корреспондент.

 

25 июля 2018 года из спецшколы убежали двое воспитанников. Их задержали в Туймазах и направили в Уфу, в центр изоляции несовершеннолетних. Там один из беглецов обвинил сотрудников Серафимовской спецшколы и своих ровесников в избиении и плохом обращении с ним. Позже выяснилось, что подросток солгал. Но было поздно. Колесо разбирательств закрутилось. Директора школы вызвали в Министерство образования республики и предложили подписать приказ об увольнении. Он так и поступил. А потом обратился в суд.

 

Аднагулова поддержали односельчане – глава сельского поселения, педагогический коллектив. Они писали коллективные письма во все инстанции с просьбой вернуть директора. Аргументы были весомые.

 Коллектив педагогов и воспитаннников.JPG

– Из закрытого спецучреждения он сумел создать школу с хорошими кадетскими традициями, – говорит жительница села Елена Ануфриева. – Ежегодно 60% выпускников пишут ходатайства о продлении срока пребывания в спецшколе.

 

С 2011 года здесь не было ни одного побега. Благодаря умению директора вдохновлять и убеждать, воспитанники с педагогической запущенностью становятся призёрами республиканских и российских олимпиад. Под его руководством школа выиграла федеральный гранд в конкурсе, организованном Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Дети ежегодно принимают участие в республиканских, спортивных фестивалях, историко-археологических лагерях, лагерях «Патриот», «Юный спецназовец», международных конкурсах «Зелёная планета», «Зелёная Башкирия». Подростки занимаются художественной обработкой материалов, обучаются слесарному, токарному и столярному делу, мальчишки вяжут удивительные вещи!

  IMG_5349.JPG

  • Я в спецшколе с 1986 года, – рассказывает преподаватель русского языка и литературы Лилия Шайбекова. – До назначения Аднагулова на должность директора она была на грани закрытия, а при нём пережила настоящий ренессанс. Он заручился поддержкой спонсоров и меценатов. Крепче стала материальная база. Открылись новые профориентационные профили. Он вдохнул в школу семейный уют.
 DSCN8746.JPG  
  • Работаю тут пять лет, и вижу, какая здесь атмосфера – это атмосфера добра и творчества, – говорит преподаватель башкирского языка и литературы Флорида Гареева. – Сразу и не скажешь, что школа режимная. А ведь сюда поступают особенные, озлобленные дети, не привыкшие к подчинению, столкнувшиеся в жизни с предательством родителей, алкоголем. Многие в 9-м классе читают по слогам, впервые начинают есть досыта.

  026yAdCsLoQ.jpg

  • Вы бы видели хоть раз, как подростки слушают Аднагулова! – продолжила учитель математики и физики Светлана Солдатенкова. – Открыв рот, ловят каждое слово. А ведь их не обманешь, они чувствуют фальшь.


Коллеги Аднагулова считают, что поводом для увольнения стал не столько побег детей, сколько упрямый, несговорчивый характер Аднагулова.


– Да, я выступаю против оптимизации, которая длится несколько лет без какого-либо обсуждения с нами, – говорит директор Серафимовской спецшколы Рашит Аднагулов. – Уже ликвидированы режимная служба, медсанчасть, уволены все психотерапевты, зубной врач. Из пяти моих заместителей осталось три – это мы переживём, а вот педагогов и воспитателей сокращать категорически нельзя. Ведь у нас особые подростки и особая специфика обучения.

 

Многие дети поступают к нам с травмами головы, энурезом, знают, что такое наркотики и спиртное. Справляться с ними педагогам и воспитателям без психологов очень сложно. Если ликвидировать грамотных специалистов, в школе может поселиться формализм, а заниматься профилактикой побегов станет просто некому.

 

– Если сокращают, может быть, есть другая альтернатива для содержания и воспитания таких детей?

 

– Их социальной адаптацией могли бы заняться реабилитационные, социальные центры, но, как правило, многие подростки оттуда сбегают. Поэтому нам нужно не просто сохранить, но и развивать дальше специализированные школы, интегрировать их в образовательную и производственную сферу.

 

Наше заведение помогает встраивать в общество более 60% воспитанников.

Нередко парней с пятном в биографии не восстанавливают в обычных школах, не берут на работу. Мы можем научить их пользоваться токарным станком, столярничать, но не имеем права присвоить разряд, аттестовать! Это серьезная проблема и её надо решать.

Эдуард Мартов